Издание прихода Свято-Воскресенского храма в Красносельском (п. Советский).

ПРАВОСЛАВНЫЙ МИССИОНЕР

КРОВЬ НЕВИННЫХ ДЕТЕЙ, КАК И КРОВЬ АВЕЛЯ, ВОПИЕТ К НЕБУ. 

Повсюду мы слышим слово «мир»» но это ложь. Это гнусное лицемерие. Это одна из звериных гримас совре­менного цивилизованного мира. Вокруг нас идет война, непрекращающаяся и жестокая, где нет перемирия или окончания, где нет победителей и побежденных, а только палачи и их жертвы. Эта война охватила весь мир, но с особой силой те страны, которые гордятся своей цивили­зованностью, культурой и прогрессом. Это война — бес­человечная, методическая бойня, геноцид, не имеющий прецедента или сравнения в истории человечества. Это война родителей против своих же детей. Это война, где льются потоки крови, где убийство сопряжено с пытка­ми.И эта бойня, уносящая ежегодно многие десятки миллионов жертв с лицемерием, присущим современно­му человеку, почему-то не называется настоящим име­нем — побоищем невинных и беззащитных, садизмом, узаконенным   правом   на  убийства и  преступления,  а скрыто и замаскировано туманным и бессовестно лице­мерным термином аборт, т. е. «выбрасывать вон», как будто дело идет о ненужном хламе, который выбрасыва­ют из дома в мусорную кучу, а не о живом существе, не о ребенке» В бывшем Союзе в год совершалось 7—8 млн. абортов, только зарегистрированных в медицинских уч­реждениях. Число тайных абортов вообще не подлежит учету. Огромное количество жертв унесла Вторая миро­вая война, но в среднем за такое же время детей, убитых своими родителями, было гораздо больше, чем солдат, убитых на фронте. Эта темная сторона жизни современ­ного человечества явственно доказывает, что цивилиза­ция превратилась в эскалацию жестокости. Мы слышим призывы к миру, но вокруг нас не только продолжается, но и нарастает кровавое побоище которое по числу своих жертв превзошло нашествие гуннов и монголов, злодея­ния Тамерлана и Батыя, в жестокости превосходит тиранов и палачей в концлагерях и застенках. Жертв от этой невидимой войны больше, чем от всех войн, вместе взятых, от всех убийств и казней. Этим преступлением перечеркивается всякое, не только Божественное уста­новление, но и человеческое право. Уже с момента зача­тия образуется живой организм, который несет в себе весь потенциал человеческой личности. Эксперименталь­но доказаны сложные и целесообразные реакции плода на окружающую среду. Это существо, испытывающее чувст­во боли, обладающее желанием жизни.

Узаконение абортов ниспровергает все нравственные и юридические кодексы, целью которых является защи­та человеческой личности. Наш первый вывод; плод как человеческая личность нуждается в защите, плод как человеческая личность не подлежит уничтожению. Принципиальной разницы между убийством плода и другими видами убийств не существует. Право или не­наказуемость аборта наделяет родителей не принадле­жащим ни одному человеку правом тирана, который мо­жет по своему усмотрению и произволу оставлять жи­выми или умерщвлять своих подданных. Ненаказуемость абортов, отсутствие нравственных и юридических законов защиты плода и его неотъемлемого права на жизнь делают лицемерными и бессмысленными все дек­ларации по защите достоинства и свободы человека.

Убийство беззащитного — самый подлый и мерзкий вид убийства, поэтому люди, решившиеся на убийство беззащитного младенца, могут при определенных обсто­ятельствах совершить любое другое преступление. Афо­ризм древних судей гласил: «Лучше оправдать винов­ных, чем наказать одного невинного». А здесь невинов­ный наказывается смертью, притом казнью садистской — он живым разрывается на части.

Раньше палачу не протягивали руку, не садились с ним за один стол, а современным палачам – родителям, убивающим детей и врачам, которые, может быть, неосознанно становятся в этом случае  профессиональными убийцами, общественное мнение не высказывает пори­цания. Значит, все общество участвует в убийствах. Долг врача — оказывать помощь даже врагу. Теперь он становится подобным наемному убийце.

Убийство младенцев является преступлением против Божественного и человеческого права, против самой идеи семьи и супружества, против самой человеческой природы, дротик своего народа и всего человечества. Убийство детей — это сгусток эгоизма, жестокости, тру­сости и лицемерия.

Семья, по христианском учению, есть малая домашняя церковь; аборты превращают ее в шайку разбойни­ков. Семья — это взаимопомощь и общность прав во вре­менной и вечной жизни, а здесь люди толкают друг друга  на преступление, к нравственной гибели: вместо дружбы и взаимопомощи поступают друг с другом хуже всяких врагов. Семья — это взаимная любовь. Можно ли любить убийцу своего ребенка, если даже оба супруга повинны в этом? Преступление и человеческая кровь никогда не соединяют, а только разделяют поэтому число абортов  и разводов соответствуют друг другу.

Убийство младенца профанирует сложные многогран­ные взаимоотношения супругов, сводя их к одному сек­су, который не может дать ни счастья, ни душевного тепла, к культу наслаждения, в котором есть нечто жес­токое и безобразное. Доказано, что дети наследуют не только физические свойства но и определенные душевные качества своих родителей - Эмоциональная жизнь родителей отражает­ся в наследственности и переходит, в виде предрасполо­жений, к их детям. Родители, решившиеся на убийство своего ребенка, уже внесли в  свой генетический фонд предрасположение к убийству, которое отяготит психи­ку будущих детей, а иногда душевное свойство передается не прямо, а через поколения. Поэтому родители решившиеся на убийство своего ребенка, соверши­ли преступление не только перед ним, но и перед деть­ми, которых они оставили живыми. Родители, передав­шие своим детям потенциал жестокости и подсознатель­ного стремления к убийству, часто сами становятся жертвами жестокости своих детей, и удивляются, отку­да, по их мнению, такая несправедливость?

Для христианина убийство младенцев открывается не только как нравственное падение и деградация чело­века, но как страшная духовная бездна. В Библии ска­зано: «Не убий». Эта заповедь — непременное условие союза человека с Богом, При нарушении заповеди союз расторгается самим человеком, он остается без Бога...

В Карфагене стоял идол по имени Молох, Он был сде­лан из меди и серебра. Внутри его разжигали огонь; ме­талл раскалялся, тогда на протянутые руки идола кла­ли детей, которых добровольно приносили родители. Убийство ребенка считалось высшей жертвой демону.

Чтобы заглушить стоны и крики детей, жрецы играли на музыкальных инструментах, пели и плясали. Молох считался божеством богатства. И теперь этому демону бо­гатства (наслаждения) и гедонизма приносятся в жертву дети. Некоторые оправдываются и говорят: «Мы делали аборты из-за нужды». Но парадокс: у бедных более мно­гочисленные семьи, чем у богатых. Истребление ханаанс­ких племен псалмопевец Давид объясняет карой Божьей за человеческие жертвоприношения. В колдовских и ма­гических ритуалах средневековья кульминационным пунктом являлось убийство младенца, поэтому с мисти­ческой точки зрения аборты можно рассматривать, как неосознанное людьми демонопоклонение, как всемир­ную гекатомбу (массовые убийства) в честь богини Гека­ты, богини колдовства и смерти, которую изображают обвитой змеями. Это неосознанное призывание демона — и демон находится неразлучно с такими людьми.

Мы ждем вас ежедневно: (осень-зима) с 08.00.-12.00. (весна-лето) с 08.00.-18.00.

Вторник- молебен о здравии на территории больницы.

Суббота-служба в 14.00.

Воскресенье - Божественная Литургия в 08.00.

Суббота - 13.00 панихида на могиле убиенных священников.

Реквизиты Храма для пожертвований:

Получатель платежа: Местная религиозная организация православный Приход Свято - Воскресенского храма п. Советский.

ИНН: 2353025483. КПП: 235301001. 

Банк получателя: ОАО «Крайинвестбанк» г. Краснодар.

Счет получателя: 40703810600080000669. Корр. счет: 30101810500000000516. БИК: 040349516.  

Назначение платежа: пожертвования.

Яндекс.Метрика

Конструктор сайтов - uCoz